«Клан Рокфеллеров двигал Горбачева в генсеки»: Федор Раззаков о тайнах биографии могильщика СССР

«Именно «зерновая» составляющая и посвящение в тайны зерновых операций расчистили Горбачеву стремительный путь на кремлевский Олимп.

Секретные махинации с зерном, покровительство Андропова и колебания Громыко

«Именно «зерновая» составляющая и  посвящение в  тайны зерновых операций расчистили Горбачеву стремительный путь на  кремлевский Олимп. В  1978 году он  стал секретарем ЦК  КПСС, а  уже через два года вошел в  Политбюро как полноправный член. А  еще через пять лет стал генеральным секретарем ЦК  КПСС. Все это не  из-за того, что он  был семи пядей во  лбу, а  потому что был посвящен в  тайные операции и  правильно их  вел»,  — считает историк Федор Раззаков. В  интервью «БИЗНЕС Online» он  рассказывает о  том, почему западные кланы и  элита внутри страны сделали ставку на  Михаила Горбачева, был  ли у  СССР шанс выжить и  кто еще мог  бы стать генсеком.

Федор Раззаков: «Те  силы, которые управляли Горбачевым никуда не  делись  — они по-прежнему правят миром, направляя его в  нужном им  направлении» Фото предоставлено Федором Раззаковым

«Горбачев был впущен в  мировое закулисье на  правах не  субъекта, а  объекта»

—  Федор Ибатович, Михаил Горбачев за  15 лет прошел путь от  молодого специалиста до  первого человека в  Ставропольском крае. Далее он  был депутатом Верховного совета СССР и  делегатом съездов партии. В  1978 году стал секретарем ЦК  КПСС по  сельскому хозяйству, через год  — кандидатом в  члены Политбюро, а  потом и  членом. Михаил Геллер писал: «Со  времен коллективизации не  было таких плохих урожаев, зато никогда не  делал такой стремительной карьеры руководитель, отвечавший за  сельское хозяйство». В  чем секрет успеха Горбачева?

—  Горбачев умер, но  споры о  нем будут не  утихать еще очень долго  — не  одно десятилетие. Я  решил вступить в  эту полемику только по  одной причине: чтобы обратить внимание людей не  на  официальную сторону деятельности Горбачева (его биография всем известна), а  на  закулисную. Что стоит за  его карьерным восхождением, мало кто знает. Поэтому я  и  назвал свою работу «Тайные пружины развала СССР». Ведь можно однозначно констатировать, что закулисную историю мало кто обсуждает и  анализирует. Почему? Потому что те  силы, которые управляли Горбачевым никуда не  делись  — они по-прежнему правят миром, направляя его в  нужном им  направлении. Например, обратим внимание, что на  фоне спецоперации на  Украине внезапно возникла тема мирового голода, связанного с  вывозом зерна с  Украины. А  мировые продажи зерна, как и  раньше, находятся в  руках нескольких влиятельных кланов, среди которых самым могущественным считается клан Рокфеллеров из  США.

Почему я  вспомнил об  этом? Дело в  том, что и  Горбачев (кстати, наполовину украинец  — по  матери Гапкало) был «зерновиком». Он  долгие годы «сидел на  зерне» сначала как секретарь ЦК  КПСС, а  потом и  член Политбюро. И  именно тогда и  обратил на  себя пристальное внимание западных партнеров. Но  об  этом мы  поговорим чуть позже, а  пока вернемся к  моей работе «Тайные пружины развала СССР». В  ней я  опирался не  только на  собственные умозаключения, но  и  на  работы тех историков, которые шли по  этому  же пути  — изучали не  только советское, но  и  мировое закулисье.

Горбачев был впущен в  мировое закулисье на  правах не  субъекта, а  объекта. То  есть им  манипулировали, пользуясь его слабостями  — как человека, так и  политика. Например, Владимир Ленин и  Иосиф Сталин были субъектами в  мировой политике  — независимыми игроками, которыми было трудно манипулировать.

—  А  как  же тогда слухи о  том, что Ленин был немецким агентом, шпионом?

—  Дело в  том, что он  проехал по  территории Германии. Немецкая элита, как и  западноевропейская, британская, пытались влиять на  события Октябрьской революции в  России. Это факт. Другое дело, что произошло потом. Люди, которые обладают субъектным менталитетом, попадая под чье-то влияние, выходят из-под него и  дальше ведут самостоятельную политику. Этим они отличаются от  объектов, которые если и  попали в  чьи-то лапы, то  вырваться оттуда уже не  могут в  силу своего характера, образования и  менталитета. Поэтому если брать Ленина и  Сталина, то  они попадали в  определенные ситуации и  влияние определенных сил, но  потом выходили и  формировали политику на  свое усмотрение. Поэтому не  нравились этим силам, что привело в  итоге к  устранению, например, Сталина в  1953 году. А  Горбачев дожил почти до  92 лет, что о  многом говорит. Силы, которые манипулируют, заинтересованы, чтобы такой человек как можно дольше жил в  качестве примера, чтобы другие поступали так  же. Тогда им  будет обеспечена жизнь в  шоколаде до  старости, а  не  уйдут во  свете лет, как Ленин в  54 года и  Сталин якобы от  инсульта, брошенный всеми.

Горбачев был объектом, удобным для манипулирования. Именно все мировые лидеры тех стран, которые в  1980-е годы манипулировали Горбачевым (США, Германия, Великобритания, Италия, Франция), выразили соболезнования по  поводу его смерти. Кстати, такие  же дифирамбы они пели в  начале 1980-х годов, когда он  вел страну не  к  процветанию, а  развалу. Они ценят покойного за  его слабость, которая помогла их  странам стать еще более сильными и  преодолеть кризисы конца 1980-х. Но  это усиление произошло за  счет развала СССР и  всего Восточного блока. Развала, который справедливо называют геополитической катастрофой ХХ  века.

Если раньше нам преподавали капиталистическую теорию, то, пожив 30 лет при капитализме, я  понимаю, что один из  приоритетов этой системы  — конкуренция. В  ходе нее обычно сильные подавляют слабых  — в  этом ее  смысл. Поэтому говорить, что западные страны помогали Горбачеву сделать СССР в  конце 1980-х более сильным,  — это абсурд. Такого быть в  капиталистическом мире быть не  может. А  СССР был крупным и  сильным государством как в  военном, так и  экономическом смысле, был конкурентом Запада. Поэтому сначала Союз ослаб, а  потом был разрушен, что произошло благодаря не  только действиям Горбачева, но  и  его команды.

Обратим внимание, что в  апреле 1968 года появился «Римский клуб», который объединил в  себе три силы  — США, Великобританию и  СССР. А  в  августе (через 3 месяца) Ричард Никсон провозгласил политику «наведения мостов» (разрядку) Фото:  ©  Axel Springer jun./SVEN SIMON  /  SVEN SIMON /  www.globallookpress.com

«Это был закономерный процесс втягивания СССР в  ловушку, которая захлопнется при Горбачеве»

—  Получается, Запад еще до  прихода Горбачева искал человека, который им  в  этом поможет? Было столько людей, почему выбор пал именно на  него?

—  Об  этом мы  сейчас поговорим. Как я  сказал, в  своей работе ссылаюсь и  на  других историков, которые также были озадачены этим вопросов. Один из  них  — уже покойный Александр Островский, он  написал книгу «Кто поставил Горбачева?» Цитирую отрывок из  его книги: «Существует учреждение, которое на  протяжении десятилетий является интеллектуальным генератором внешней политики США, в  том числе идей глобализации. Это созданный еще в  1921  году Совет по  международным отношениям  — СМО. С  1949 по  1985  годы «одним из  директоров», а  затем и  председателем этой влиятельной организации был младший сын известного «нефтяного короля» Джона Рокфеллера  — Дэвид Рокфеллер… В  1968  году была создана научная организация, получившая название «Римский клуб», которая заявила о  том, что уже к  началу следующего столетия мир столкнется с  проблемой исчерпания сырьевых и  энергетических ресурсов. Из  этого был сделан вывод о  необходимости регулирования экономикой в  масштабах всей планеты, то  есть вывод о  необходимости существования единого планетарного управляющего центра. Решение этой задачи предполагало ликвидацию «железного занавеса» между Западом и  Востоком, интегрирование СССР в  мировую экономику. Как писал в  1969  году один из  создателей и  руководителей «Римского клуба» Аурелио Печчеи, «Советский Союз должен открыть для западной инициативы свои рынки на  всем протяжении от  бывшего «железного занавеса» до  Владивостока».

Для того, чтобы СССР начал свое тесное сближение с  Западом, в  1960 году (за  восемь лет до  создания «Римского клуба») была придумана теория конвергенции. Это процесс сближения капитализма и  социализма, который в  итоге подразумевал поглощение одной системой (капитализмом) другую (социализма). Самое интересное, но  в  СССР видели опасность такого исхода, который мог привести к  ликвидации СССР. В  качестве примера приведу одну газетную публикацию, которая появилась в  главной газете страны «Правде» еще 16  сентября 1969 года, то  есть спустя полтора года после создания «Римского клуба». Автором публикации был известный философ Геннадий Черников. Он  писал: «Характеризуя классовую направленность теории конвергенции, председатель Компартии Люксембурга Доминик Урбани говорит: «Предпринимаются попытки заставить рабочий класс поверить в  то, что если вино марксизма-ленинизма немножко разбавить водой, а  в  уксус капитализма добавить немного социалистической приправы, то  получится напиток, вполне подходящий для всех. По-научному это пойло называется «конвергенцией», политически оно именуется «гуманным социализмом», а  на  практике означает сотрудничество с  капитализмом в  целях его спасения». То  есть уже было понятно, для чего конвергенция запускается! Капиталистическое общество переживает периодические кризисы, они усугубляются. А  чтобы выйти из  кризисов, нужно втянуть Советский Союз  — огромный как сырьевой, так рынок рабочей силы  — в  сферу своих интересов. Потом по  возможности его разрушить, завоевав этот рынок. Тогда очередной кризис капиталистической системы будет благополучно преодолен, что потом и  покажут 1990-е годы. Но  Черников написал статью еще в  1969 году, то  есть были люди, которые прекрасно понимали, к  чему ведут деятели, которые с  Запада запускают теорию конвергенции, а  здесь находятся те, кто ее  принимает.

Далее Черников пишет: «Основное внимание защитники теории конвергенции уделяют «анализу» тех изменений, которые им  хотелось  бы видеть в  странах социализма. Поэтому идея «синтеза» двух систем оказывается в  конечном счете ни  чем иным, как надеждой на  ослабление позиций социализма и  даже перерождение его в  капитализм. Так, Ульям Ростоу призывает «рассчитывать… на  изменение природы советского общества в  течение ближайших лет и  десятилетий» и  заявляет, что «с  наступлением века массового потребления коммунизм, по  всей вероятности, отомрет… Политическим эквивалентом теории конвергенции является пресловутая политика «наведения мостов между Западом и  Востоком», провозглашенная президентом США Джонсоном в  августе 1968 года».

Обратим внимание, что в  апреле 1968 года появился «Римский клуб», который объединил в  себе три силы  — США, Великобританию и  СССР. А  в  августе (через 3 месяца) Ричард Никсон провозгласил политику «наведения мостов» (разрядку). Это был закономерный процесс втягивания СССР в  ловушку, которая захлопнется при Горбачеве. То  есть процесс начался еще в  конце 1960-х годов.

—  То  есть вы  хотите сказать, что предыдущие генсеки в  эту ловушку не  попадали?

—  Сейчас поясню. Учитывая статью в  «Правде», можно смело сказать, что в  высшем советском руководстве были противники конвергенции, которые видели риски, связанные с  нею. Но  они намеревались эти риски обойти, то  есть сблизиться с  Западом экономически и  идеологически, но  не  разрушать страну. Подспорьем для этого было то, что во  главе конвергенции стояли умудренные большим политическим опытом люди: Алексей Косыгин, Михаил Суслов, Леонид Брежнев и  другие, которые пришли в  политику еще при Сталине. Они рассчитывали продавать на  Запад советское сырье, делать советскую систему более открытой, но  при этом не  отступать от  фундаментальных социалистических принципов.

Однако и  на  Западе тоже понимали, что этих искушенных в  политике людей перетянуть на  свою сторону невозможно. Оставался единственный путь  — надеяться на  другое поколение, приход которого в  большую политику был уже не  за  горами. Для этого на  Западе тщательно отслеживали более молодых  людей  (родившихся во  второй половине 1920-х  — начале 1930-х годов), которые работали в  советском партийном аппарате на  важнейших направлениях  — сырьевых. Имеется в  виду следующее сырье: нефть, газ, зерно, а  также продажа вооружений. Деятелей, которые этим занимались, отслеживали особенно внимательно. Собственно, картотека на  советскую номенклатуру начала заполняться еще в  годы НЭПа (в  1920-е), когда СССР начал активно сотрудничать на  экономическом поприще с  двумя ведущими западными кланами  — Ротшильдами (Британия) через компанию «Аргос» и  Рокфеллерами (США) через компанию «Амторг». Например, продажа бакинской нефти шла сначала через Ротшильдов, а  потом через Рокфеллеров. Чуть позже те  же Рокфеллеры спонсировали сталинскую индустриализацию, продавая СССР технику, присылая своих специалистов. А  за  кулисами всех этих дел устанавливались контакты, заводилась картотека на  советских номенклатурщиков.

Кстати, репрессии конца 1930-х были вызваны именно этим. Таким образом Сталин проредил советскую номенклатуру, внеся хаос в  западные картотеки. Он  знал, что на  Западе этим занимаются, но  не  знал, кого они туда включают и  какое влияние эти люди оказывают, имеют  ли они контакты, являются  ли агентами. Так что многих он  просто выбил оттуда: как тех, кто имел связи, так и  тех, кто не  имел. В  тех условиях не  было времени разбираться  — накануне была война. В  конце 1940-х прошла новая «чистка», думаю, что в  конце 1950-х была  бы новая, если  бы Сталин до  этого дожил. Это был его метод работы  — раз в  десять лет чистить, прореживать элиту, которая заросла жирком и  перестала ловить мышей. Но  после смерти Сталина этот метод работы с  элитой был отринут, что в  итоге привело к  засорению элиты, к  ее  постепенной деградации. Горбачев  — именно продукт этой деградированной элиты, которая утратила не  только чувство страха, но  и  чувство ответственности за  порученное ей  дело. 

В  1947 году на  свет появилось ЦРУ США, которое продолжило работу по  изучению кадрового состава высших органов власти в  СССР. Говоря коротко, «подшивалось досье» на  каждого фигуранта. Например, в  ЦРУ была самая обширная подобная картотека. Вот что пишет об  этом в  книге «ЦРУ без маски» Мардонес Куэвас: «Административному управлению ЦРУ (ранее оно называлось управление поддержки) подчинено и  бюро медицинского обслуживания. В  его обязанности входит как медицинское обслуживание агентов и  их  семей, так и  разработка „психологических портретов“ „национальных“ деятелей, используя которые можно составлять схемы психологических действий по  их  вербовке». То  есть целый штат опытных психологов составлял характеристики на  советских (шире  — социалистических) руководителей с  тем, чтобы определить  — кто из  них способен перевербоваться, а  кто не  способен. Особое внимание уделялось тем из  них, у  кого были «темные пятна» в  биографии или различные слабости. Например, репрессированные советской властью родственники, пребывание на  оккупированной территории, любовь к  лести и  роскоши и  так далее. В  биографии Горбачева именно такие темные пятна и  были.

Горбачев как специалист был не  очень грамотным  — последующее руководство большой страной это доказало. Но  он  был хорошим и  преданным партнером, верным служакой Фото:  ©  Klaus Rose  /  dpa /  www.globallookpress.com

«Горбачев был протеже Федора Кулакова еще в  1960-е годы»

—  Какие  же у  него были темные пятна?

—  Во-первых, репрессированные родственники  — оба деда. Первый дед (по  отцу) был арестован в  1934 году и  два года провел в  ссылке. Второй дед (по  матери) был председателем колхоза и  в  1937 году был арестован. Провел в  тюрьме 14 месяцев, подвергался пыткам. В  1938 году был освобожден и  восстановлен в  должности председателя колхоза.

Во-вторых, пребывание на  оккупированной территории. В  1941 году, когда Горбачеву было десять лет, он  оказался под немцами  — его село оккупировали гитлеровцы и  пробыли там более полугода  — до  осени. А, как известно, военная разведка вермахта активно вербовала из  советских детей как «мюнтер агентур» (бодрая агентура  — действует прямо сейчас), так и  «шлаффен агентур» (спящая агентура  — вербуется на  перспективу). Последних предполагалось использовать в  будущем, если эти территории пришлось  бы оставить.

—  Значит, вы  допускаете, что Горбачев был завербован еще в  детстве?

—  Я  об  этом  расскажу. Кстати, Островский в  своей книге тоже задается таким вопросом. Отмечу, что до  своей смерти Горбачев жил в  Германии, с  ней у  него многое связано. Поэтому многие историки пытаются разобраться в  этом вопросе. Правда, документы невозможно найти. Кто  же их  покажет? Поэтому всякие версии строятся.

Но  пока снова вспомним клан Рокфеллеров. Дело в  том, что Рокфеллеры были наполовину немцами и  всегда курировали Германию и  все страны, имевшие немецкую «привязку» (Австрия, Швейцария, Латвия и  так далее). Этот клан специализируется на  мировой продаже сырья  — в  основном, нефти и  зерна. А  Горбачев, как мы  помним, был «зерновиком»: жил и  работал в  Ставропольском крае, который вместе с  соседним Краснодарским краем был «зерновой житницей» России. В  двух этих регионах сбор зерна достигал практически четверти всего государственного сбора и  обладал большей урожайностью.

В  1968 году Горбачев стал 2-м секретарем Ставропольского крайкома, а  уже в  1970-м  — 1-м секретарем, то  есть хозяином Ставрополья. Все это было следствием того, что у  Горбачева был влиятельный протеже в  Москве  — Федор Кулаков  — бывший глава Ставропольского края (1960–1964 годы). Он  и  заприметил тогда Горбачева.

—  Чем  же Кулакову так приглянулся Горбачев? Почему он  ему помогал?

—  В  1965 году Кулакова вызвали в  Москву и  сделали заведующим сельскохозяйственным отделом ЦК  КПСС. Он  курировал весь зерновой контур в  стране от  ЦК  КПСС. Именно через Кулакова шли как официальные контакты по  продаже зерна на  Запад, так и  неофициальные, которые были завязаны на  клан Рокфеллеров и  их  зерновые компании. Кулаков был специалистом  в  сельском хозяйстве. Горбачев  — тоже, но  был не  такой грамотный. Однако он  был нужен Кулакову как лояльный человек, который был предан. Как я  уже сказал, когда чистки закончились, элита деградировала. Поэтому ценились не  хорошие специалисты, а  преданные. Поэтому наверх полезли карьеристы  — удобные люди, которые служат хозяину. Поэтому Горбачев как специалист был не  очень грамотным  — последующее руководство большой страной это доказало. Но  он  был хорошим и  преданным партнером, верным служакой.

—  Островский тоже в  книге отмечает, что Горбачев отличался рвением исполнять приказы вышестоящего начальства.

—  Это называется карьеризм. Горбачев был комсомольским лидером. А  это кто такой? Он  же узкий специалист. Если он  правильно составляет доклады, выходит на  трибуну, произносит правильные речи, то  это стимулирует рост его карьеры. Горбачев был специалистом по  идеологической работе, хотя в  детстве был механизатором, то  есть знал сельское хозяйство, но  не  вникал в  него. Для него был главным рост по  идеологической линии ВЛКСМ. Нельзя сказать, что он  был плохим специалистом, но  точно не  выдающимся. А  вот комсомольская линия его продвигала. Он  умел говорить правильные речи и  нравиться начальству. На  этом поприще он  и  вырос в  человека, которого двигали определенные силы. Сначала Кулаков, а  портом уже другие силы, когда он  переедет в  Москву.

Обратим внимание, что с  1970-х годов СССР стал закупать пшеницы в  разы меньше, чем поставлять на  экспорт. Часть этого зерна участвовала в  «темных операциях». Например, историк Иван Смирнов писал: «Значительная часть закупленного зерна элитных сортов просто бесследно исчезла. Для чего? Для тайной торговли, которую вели советские внешнеторговые организации на  мировом рынке. Схема этой торговли, которая относилась к  самым охраняемым тайнам Советского Союза, носила весьма простой характер, аналогичный схеме торговли сырой нефтью. Поскольку СССР, а  до  этого Российская империя были экспортерами зерна, то, строго говоря, ни  у  кого не  вызывало удивления поступление от  советских внешнеторговых организаций зерна качественных сортов, в  первую очередь пищевого, а  не  кормового зерна, которое Советский Союз и  закупал у  США, а  также Канады и  Австралии. Однако поскольку открытая торговля экспортным зерном могла вызвать множество вопросов на  мировом рынке и, соответственно, информация так или иначе могла стать доступной внутри Советского Союза, в  том числе и  для населения, советские внешнеторговые организации продавали импортное зерно, которое посредством бумажных операций превращалось в  экспортное, не  непосредственно конечным потребителям, а  независимым зернотрейдерам». В  данном случае через клан Рокфеллеров. Значительную часть средств, которые получали, они оставляли себе, а  часть давали советским «зерновикам». Те  эти деньги не  разворовывали, у  них не  было возможности так манипулировать средствами, как сейчас. Тогда все шло не  в  госбюджет, а  в  так называемую «черную кассу». Она накапливалась советским руководством на  черный день, который наступит в  конце 1980-х и  будет профукан как раз Горбачевым.

—  Не  это  ли то  самое золото партии?

—  Под золотом партии подразумевались и  эти средства тоже  — черная касса, куда деньги поступали от  продажи зерна, нефти, газа, вооружения. Все это и  было золотом партии, хотя слитки золотые там тоже были, но  также валюта, которая хранилась как за  пределами СССР, но  и  внутри страны.

Вернемся к  Смирнову. Он  дальше пишет: «Зернотрейдеры по  счастливой случайности являлись одновременно и  независимыми нефтетрейдерами. Это, например, относилось к  М. Ричи, а  в  последующем Глинкору, семье Андреа и  Г. Лютеру. Кроме того, операции шли через крупнейшего транснационального трейдера зерновой продукции, семейную американскую компанию „Каргилл“, фактически подконтрольную семье Рокфеллеров, министерству обороны, включая военную разведку и  ФЕМА (Федеральное агентство США по  управлению в  чрезвычайных ситуациях)». Все эти люди и  организации имели отношение к  торговле зерном  с  Советским Союзом, о  чем в  советских газетах, естественно, никто не  писал. Только узкий круг людей об  этом знал, например, тот  же Кулаков, а  через него и  Горбачев.

Далее Смирнов продолжает: «Зачем это делалось? И  повышение цен на  нефть, и  рост цен на  зерно в  1970-е годы были результатом реализации плана Дэвида Рокфеллера, который был согласован с  группой советских партократов, которые представляли собой историческую форму существования советской кратократии, или системы Русской Власти. Необходимость в  закупке больших объемов зерна с  их  последующей перепродажей являлась обязательным условием реализации плана Рокфеллера, а  именно направления ресурсов, полученных странами-экспортерами нефти, на  глобальный нерегулируемый и  неконтролируемый валютный рынок  и  связывание их  там в  финансовых институтах, подконтрольных семье Рокфеллеров и  подчиненных им  финансово-политических групп и  институтов… Валютные доходы СССР в  результате реализации плана Дэвида Рокфеллера резко возросли».

В  1973 году в  Москве был открыт банк Рокфеллеров  — Chase  Manhattan  Bank, как раз для того, чтобы через него проворачивались операции с  зерном и  нефтью. Валюта в  СССР поступала, на  нее строились детсады, школы, ясли, кинотеатры, дома и  так далее. Часть валюты складировалась в  «черной кассе», другая шла в  бюджет, также на  нее поддерживали союзные республики, многие из  которых были дотационными.

Все это нельзя было делать открыто, потому что наши партнеры вели дела как легально, так и  тайно, от  нас требовали того  же. Такое огромное количество зерна она не  могли скрыть на  Западе, продавая его различным странам, в  том числе тем, кто враждебно относился к  СССР. Например, тот  же Израиль или другие страны, которые если  бы узнали, что это советское зерно, то  не  покупали  бы его. Поэтому приходилось идти на  всякие махинации, которые обеспечивал в  данном случае клан Рокфеллеров. Обойтись без тайных операций было нельзя, они приносили большой доход СССР и  не  разворовывались. Разворовывание начнется чуть позже, когда к  власти придет Горбачев.

Обратим внимание на  хронологию следующих событий. 21  октября 1980 года Горбачев стал членом Политбюро, а  4  ноября 1980 года (спустя две недели) Рональд Рейган стал президентом  США Фото:  ©  Bill Fitz-Patrick  /  Consolidated News Photos /  www.globallookpress.com

«Запад просто ждал, пока эти люди уйдут  — естественным или неестественным способом, а  удобные люди придут к  власти»

—  Значит, к  тому моменту, когда он  пришел, элита уже окончательно прогнила.

—  Многие  ушли, умерли. Например, Косыгин умрет в  1980-м, а  Брежнев и  Суслов  — в  1982-м. Те  люди, которые все это затевали в  конце 1960-х годов, ушли. Они и  должны были уйти, ведь человек не  может прожить 150-200  лет. На  Западе об  этом знали, плюс кого-то отправляли на  тот свет. Например, Суслов в  1982 году выпил таблетку, и  у  него случился инсульт. Брежнев, видимо, тоже из-за некой таблетки не  проснулся 10  ноября. Определенным людям помогали уйти, хотя они и  были пожилыми, но  были способны на  некие телодвижения. Например, Брежнев за  неделю до  смерти собирался пленум провести, на  котором он  собирался отодвинуть Юрия Андропова на  третье-четвертое места, а  генсеком сделать Владимира Щербицкого. Но  Запад, как и  внутренние силы, были не  заинтересованы, чтобы к  власти пришел Щербицкий.

Поэтому Запад просто ждал, пока эти люди уйдут  — естественным или неестественным способом, а  удобные люди придут к  власти. Их  они и  двигали.

—  Были  ли еще какие-то варианты, кроме Горбачева?

—  В  июле 1978 года Кулаков внезапно скончался. Его место секретаря ЦК  по  сельскому хозяйству (и  по  тайным операциям с  зерном) занял Горбачев. Почему? Потому что к  продвижению подключился еще один влиятельный человек  — Андропов, который на  тот момент был председателем  КГБ. Именно КГБ курировал тайные операции, потому что должен был соблюдаться режим секретности. Горбачев и  Андропов познакомились в  Кисловодске  — на  курорте Ставрополья. Тогда Горбачев был хозяином края, а  партийные начальники любили это место. Карьерист Горбачев вошел в  доверие к  Андропову благодаря тому, что Кулаков его рекомендовал и  включал его как главу Ставрополья в  зерновые операции. Поэтому перебежать дорогу другой «зерновик» не  мог. После смерти Кулакова была еще одна кандидатура, кто мог  бы стать главой по  сельскому хозяйству,  — Федор Моргун, 1-й секретарь Полтавского обкома Компартии Украины. Но  его заблокировали, и  победил Горбачев. В  Политбюро два клана делили власть  — русский и  украинский. А  Горбачев был на  половину русский, на  половину  — украинец. Видимо, этот компромисс тоже сыграл роль. Поэтому Горбачева ввели во  власть, он  переехал в  Москву.

Горбачев устраивал всех  — и  своих, и  чужих. Также надо иметь в  виду, что западные партнеры уже успели с  ним познакомиться. Когда Горбачев стал первым секретарем Ставропольского обкома, он  поехал в  Италию, а  эти поездки тоже отслеживались западными спецслужбами. В  1975 году к  нему даже приезжал личный посланец Рокфеллеров Джек Мэтлок. И  когда Горбачев станет генсеком, именно Мэтлок будет назначен послом США в  СССР в  переломный период (1987–1991 годы), когда начался последний этап демонтажа Советского Союза.

Именно «зерновая» составляющая и  посвящение в  тайны зерновых операций расчистили Горбачеву стремительный путь на  кремлевский Олимп. В  1978 году он  стал секретарем ЦК  КПСС, а  уже через два года вошел в  Политбюро как полноправный член. А  еще через пять лет стал генеральным секретарем ЦК  КПСС. Все это не  из-за того, что он  был семи пядей во  лбу, а  потому что был посвящен в  тайные операции и  правильно их  вел.

Обратим внимание на  хронологию следующих событий. 21  октября 1980 года Горбачев стал членом Политбюро, а  4  ноября 1980 года (спустя две недели) Рональд Рейган стал президентом  США. Рейган  — представитель калифорнийского клана ВПК, они как раз объединились с  зерновым кланом и  привели к  власти Рейгана. Его вице-президентом был назначен Джордж Буш  — техасский нефтяник. Дальше 24  апреля 1981 года (спустя полгода после прихода к  власти Рейган  отменил эмбарго на  поставки американского зерна в  СССР. Это эмбарго ввел в  январе 1980 года на  волне афганских событий Джимми Картер. А  за  сельское хозяйство в  советском Политбюро отвечал именно Горбачев.

Вот почему Горбачев поставил рекорд  — всего за  два года из  кандидата в  члены Политбюро стал его членом. Он  был посвященным лицом  — креатурой Суслова и  Андропова, которые давно «контачили» и  с  кланом Рокфеллеров, и  с  кланом британских финансистов Ротшильдов.

—  А  Ротшильды тем временем привели к  власти Маргарет Тэтчер?

—  Да, в  1979 году. Все это взаимосвязано: одни и  те  же центры силы приводили к  власти нужных им  людей.

Горбачев устраивал всех  — как своих, так и  чужих, которые могли знать о  нем даже больше, чем свои. Поэтому четвертая важная дата в  этой хронологии  — 20  мая 1981 года (спустя почти месяц после отмены эмбарго), когда новоизбранный президент США Рональд Рейган принял нового директора ЦРУ Уильяма Кейси (финансового разведчика с  Уолл-Стрита, от  клана Рокфеллеров). Именно на  этой встрече и  были впервые изложены предварительные наметки общего плана по  ослаблению СССР. Эта операция началась практически одновременно, как только вместе сошлись два события: Горбачев стал членом Политбюро, а  президентом США стал Рейган.

Это ответ на  ваш вопрос: для чего Горбачева вели наверх? Он  был слабый руководитель, а  такой нужен был Западу, чтобы втянуть СССР в  ловушку, которая была расставлена еще в  конце 1960-х.

—  Перед Горбачевым были Юрий Андропов, Константин Черненко. Они не  подходили на  эту роль?

—  Черненко и  Андропов были больны и  быстро умерли. В  конце 1970-х  — начале 1980-х они не  хотели уступать место Горбачеву. Они его готовили, как и  западные партнеры, на  перспективу. А  когда она возникнет, они еще не  знали.

В  1976 году самым молодым членом Политбюро стал 53-летний Романов (справа) — 1-й секретарь Ленинградского обкома КПСС. Именно его Брежнев назвал своим будущим преемником на  посту генсека Фото: CC BY-SA 3.0, commons.wikimedia.org

«Если  бы Романов раньше приехал в  Москву и  завел нужные связи, то  именно он  стал  бы генсеком»

—  Вы  говорите, что его вели «зерновики». А  кто тогда за  нефть отвечал? Почему поставили не  «нефтяника»?

—  За  нефтянку отвечал Владимир Долгих. Его перевели из  Красноярского края, но  он  был уже пожилым человеком, за  ним не  стояли такие влиятельные силы (в  СССР и  на  Западе), как за  Горбачевым. Плюс Долгих был более субъектной личностью, то  есть манипулировать им  было трудно. Они  же не  могли везде привести своих людей  — в  зерно, нефтянку и  продажу вооружения. Там была конкуренция.

Тут всплывает фигура Григория Романова. В  1976 году самым молодым членом Политбюро стал 53-летний Романов  — 1-й секретарь Ленинградского обкома КПСС. Именно его Брежнев назвал своим будущим преемником на  посту генсека. Романов был «промышленником», и  за  ним стоял  ВПК. Ленинград еще до  войны стал одним из  центров военного производства в  СССР. Однако, став членом Политбюро, Романов оставался в  Ленинграде, тогда как Горбачев, став в  1978 году кандидатом в  члены Политбюро, переехал в  Москву и  начал заводить здесь влиятельные связи. Они и  помогли ему спустя два года войти в  Политбюро и, став самым молодым его членом (в  49 лет), заручиться поддержкой не  только русского клана, но  и  украинского, который давно курировал зерновой контур.

Обратим внимание, что большую часть зерна в  СССР производили три республики  — РСФСР (3/5 валового сбора), Украина (1/5 валового сбора) и  Казахстан (1/8 валового сбора). При этом министрами сельского хозяйства СССР с  1955 по  1991 год были семь человек, а  шесть из  них  — украинцы. Благодаря этому они могли лоббировать интересы этой республики и  в  экспорте зерна. С  приходом Горбачева на  пост секретаря ЦК  по  сельскому хозяйству возможности украинцев влиять на  зерновой контур увеличились. И  Горбачев получил поддержку еще и  украинского клана. А  вот позиции Романова так и  остались на  прежнем уровне: в  Москву его не  перевели и  даже не  сделали куратором ВПК, введя в  1976 году в  Политбюро. Вместо него этим куратором стал Яков Рябов из  Свердловска (еще один центр военной промышленности). Но  у  Рябова был влиятельный конкурент  — глава Минобороны Дмитрий Устинов, который был заинтересован сам курировать весь  ВПК. В  итоге в  1979 году Устинов одержал верх в  этом противостоянии  — Рябова убрали с  этого направления.       

После смерти Брежнева в  ноябре 1982 года новым генсеком стал Андропов. Он  перевел Романова из  Ленинграда в  Москву, назначив его, наконец, куратором  ВПК. Но  было уже поздно. К  тому времени Горбачев уже пять лет жил в  столице и  сумел серьезно врасти в  столичную власть. А  в  1983 году при Андропове он  начал формировать команду, которая поможет ему через два года захватить пост генсека. Так что если  бы Романов раньше приехал в  Москву и  завел нужные связи, то  именно он  стал  бы генсеком.

—  Если  бы его не  убрали…

—  Дело в  том, что нити по  устранению неудобных людей были у  КГБ. Учитывая, что Андропов благоволил Горбачеву, то  уходить в  мир иной должны были соперники.

—  Я  как раз и  говорю, что Романова могли  бы убрать.

—  Если  бы Брежнев взял такую ответственность и  перевел Романова в  1976 году в  Москву и  способствовал тому, чтобы он  стал генсеком, тогда  бы и  спецслужбы должны были ориентироваться на  этот вариант. Но  этого не  произошло. А  тогда еще и  война в  Афганистане началась. Так что был целый комплекс причин, которые торпедировали одних людей, чтобы к  власти приходили слабые люди  — такие, как Горбачев.

—  И  все-таки процесс был управляемым? Или это набор случайностей?

—  Судя по  тому, что я  вам рассказываю, это управляемый процесс. Были руки (как внутри страны, так и  на  Западе), которые переставляли фигурки в  нужном им  направлении. Но  личность этих рук находится в  тени.

Так вот Горбачев в  1983 году, когда Андропов пришел к  власти, сформировал целую команду, которая помогла ему стать генсеком. Егор Лигачев  — ему доверили курировать кадры (отдел организационно-партийной работы ЦК). Николай Кручина  — ему доверили курировать все движимое и  недвижимое имущество ЦК  (управление делами ЦК  КПСС). Отметим, что Кручина близко сошелся с  Горбачевым на  «зерновом» контуре: в  1978–1983 годах Кручина был 1-м замзавом сельскохозяйственного отдела  ЦК. Анатолий Лукьянов  — в  качестве замзава Общим отделом ему доверили курировать всю секретную переписку  ЦК. Как только Горбачев придет к  власти, Лукьянов возглавит Общий отдел. Вадим Медведев  — ему доверили курировать науку и  все учебные заведения страны, Александр Яковлев  — в  роли главы ИМЭМО должен был курировать контакты с  зарубежными политиками и  экономистами. Отметим, что Яковлев тоже имел отношение к  «зерновому» контуру: в  1973–1983 годах был послом СССР в  Канаде, а  эта страна была партнером СССР в  поставках зерна и  в  тайных операциях на  зерновом рынке.     

То, что именно в  бытность Андропова генсеком Горбачеву удалось сформировать мощную команду, которая поможет ему через два года прийти к  власти, не  было случайностью. Андропов 15 лет возглавлял КГБ и  имел выходы на  клан Рокфеллеров через внешнюю разведку  — Первое главное управление (ПГУ). А  там в  итоге победила точка зрения, что из  двух молодых членов Политбюро  — 62-летний Романов и  54-летний Горбачев  — предпочтение надо отдать Горбачеву, у  которого по  линии «зернового» контура давно были налажены связи с  кланом Рокфеллеров, который имел сильное влияние не  только на  США, но  и  на  Западную Европу  — на  ФРГ, которая была важна для СССР не  только в  плане экономики (продажа газа и  другого сырья), но  и  в  политике (как соперник Великобритании). За  Романовым таких весомых аргументов не  было. К  тому  же Романов был самостоятельной личностью с  сильным характером, фронтовик, манипулировать которым было сложно. На  его фоне слабохарактерный Горбачев из  категории мужчин-«подкаблучников» (сильное влияние на  него оказывала его жена), был более предпочтительной кандидатурой для тех сил, которые стояли за  кулисами и  дирижировали процессом назначения на  пост генсека.

О  том, что клан Рокфеллеров двигал Горбачева в  генсеки, есть свидетельство советского дипломата Виктора Исраэляна, который работал в  миссии ООН в  Нью-Йорке. Именно на  него вышел американский посол Льюис Филдс, который от  лица вице-президента США Джорджа Буша (из  нефтяного клана, который был завязан  на  клан Рокфеллеров) сообщил Исраэляну, что следующим генсеком в  СССР будет Горбачев. Отметим, что это было в  1984 году, когда у  власти еще был Черненко. Исраэлян должен был рассказать об  этом в  Москве главе МИДа Андрею Громыко, на  которого после смерти Брежнева, Суслова, Андропова, Устинова стали замыкаться многие межэлитные связи по  всем трем контурам  — зерновому, нефтяному и  оружейному. Но  в  начале 1985 года Громыко колебался в  своем выборе. Тогда на  него вышли и  другие межэлитные связники  — директор ИМЭМО Александр Яковлев и  директор Института востоковедения Евгений Примаков. Первый был «завязан» на  англосаксонских акторов, второй  — на  ближневосточных, в  том числе и  израильских. В  итоге Громыко поддержал кандидатуру Горбачева на  пост генсека на  решающем заседании Политбюро в  марте 1985 года.  А  соперник Горбачева Григорий Романов был заблокирован, поскольку отвечал в  Политбюро за  «оружейный» контур и, значит, был неудобен военно-промышленному лобби в  США (то  есть «калифорнийскому» клану), которое вместе с  кланом Рокфеллеров привело к  власти Рейгана и  направляло его действия.

—  Получается, что Примаков тоже был причастен к  приходу к  власти Горбачева?

—  Он  этого не  скрывал и  писал об  этом в  своих мемуарах, как и  сын Громыко Анатолий. Просто они не  описывали, какие силы стояли за  границей. Это закулисная история, которую вряд  ли кто-то из  этих деятелей когда-то опишет, потому что есть такое понятие «подписка о  неразглашении». Они не  имеют права освещать все закулисные дела, которые происходили тогда и  происходят сегодня. Те  силы, которые продвигали Горбачева, и  сегодня существуют, наблюдают за  шахматной доской. Но  никто об  этом не  расскажет, все боятся об  этом мемуары писать, потому что тогда и  сам этот человек долго не  проживет, да  и  проблемы будут у  его родственников.

—  Значит, эти руки продолжают на  нашей шахматной доске передвигать фигуры?

—  Всегда так было. Фигуры только поменялись, а  закулисье никуда не  делось. Я  же вам сказал, что тема зерна не  просто так возникла на  фоне спецоперации. Опять та  же самая ситуация с  зерном  — стратегическим зерном. К  слову, агробизнес  — это задумка Рокфеллеров. Манипулировать человечеством с  помощью продовольствия. Так  же можно манипулировать нефтью, прерывать поставки, останавливать отрасли во  многих странах.

—  Специалисты по  зерну утверждают, что проблема с  вывозом украинского зерна преувеличена. Украина в  мировом масштабе  — это капля в  море.

—  Об  этом и  речь! Конечно, это преувеличено. Но  проблема раскручивается специально, людей пугают во  всем мире.

Горбачев мог, как Сальвадор Альенде, взять автомат и  погибнуть. Но  он  прекрасно понимал, что если пойдет против сил на  Западе, то  не  только его самого устранят, но  и  родственники огребут по  полной программе Фото:  ©  imago stock&people  /  www.globallookpress.com

«В  1985 году, когда он  стал генсеком, еще не  понимал, что его ведут к  демонтажу СССР»

—  Вернемся к  Горбачеву. Вы  говорите, что на  него делал ставку Запад. Также вы  писали, что причиной тому было то, что он  «мог поступиться принципами». Какими принципами? Он  понимал, к  чему его ведут? Или находился в  прекрасном неведении?

—  Я  думаю, что в  1985 году, когда стал генсеком, еще не  понимал, что его ведут к  демонтажу СССР. Горбачев считал, что западные партнеры помогут его трансформировать, сделать социал-демократическим государством. По  сути, все 1960–1970-е годы Союз шел к  этому буржуазному государству. Росли мещанство, потребление, что вело к  утрате идеологических принципов. Судя по  всему, люди, которые приводили к  власти Горбачева, не  думали, что СССР будет демонтирован через шесть лет, а  думали, что будет уходить от  плановой экономики ближе к  рыночной. На  тот момент, скорее всего, команда Горбачева ставила целью трансформацию СССР, но  не  ликвидации. Китай тоже прошел конвергенцию, но  не  дал себя разрушить. Когда Горбачев в  1989 году приехал в  Китай и  попытался поставить на  путь Дэн Сяопина, тот назвал его «шагуа»  — по-китайски «глупец». Дэн Сяопин уже все понимал, к  чему все идет.

В  1989 году Горбачев уже был поставлен перед выбором  — сопротивляться преобразованиям, которые ему диктуют на  Западе, или нет.

—  То  есть идеи перестройки ему подсказали на  Западе?

—  В  принципе, внутренние силы тоже вели дело к  перестройке. Тогда развивалась теневая экономика. А  что  это? Это рыночная экономика. Теневой сектор становился все больше, ему уже надо было выйти и  легализоваться. Для этого нужна была перестройка.

С  другой стороны, если  бы к  власти пришел Романов, он  начал  бы с  экономических реформ, но  не  трогал  бы идеологии. А  Горбачев начал как раз с  идеологии и  включил в  это также экономику. При Романове перестройка тоже  бы произошла, но  другим путем.

—  К  1985 году в  СССР действительно был катастрофический экономический кризис?

—  Нет. Катастрофический  — это системный кризис. А  у  СССР был структурный. Человек заболел тяжелой болезнью или смертельной  — две разные вещи. Тяжелую болезнь можно вылечить, а  смертельную невозможно. Либералы пытаются говорить, что СССР был болен раком 4 стадии, поэтому вне зависимости от  того, пришел  ли к  власти Горбачев, он  должен был рухнуть. Нет! Это ложь. На  самом деле к  1985 году СССР был болен, его нужно было лечить. Но  прийти должен был хирург вроде Романова, который  бы взял скальпель, провел операцию, и  больной  бы через какое-то время вышел из  палаты. А  пришел врач, который угробил человека.

В  СССР был структурный кризис, который еще не  стал системным. А  Горбачева привели к  власти для того, чтобы структурный кризис превратился в  системный  и  страна разрушилась. Сам он  этого не  понимал, так как был малограмотным специалистом в  экономике.

Потом его поставили перед фактом  — надо систему рушить. Начали с  восточного блока, а  потом и  всю страну развалили. У  него был выбор  — сдаться или сопротивляться. Горбачев мог, как Сальвадор Альенде, взять автомат и  погибнуть. Но  он  прекрасно понимал, что если пойдет против сил на  Западе, то  не  только его самого устранят, но  и  родственники огребут по  полной программе. За  то, что он  прекратил сопротивление, Горбачеву дали нобелевскую премию, памятники воздвигнут, родственники будут жить в  шоколаде.

—  При Горбачеве случился ГКЧП. Что это было? Какова была роль Горбачева?

—  Это уже финал, контрольный выстрел в  голову, чтобы военные не  пришли к  власти. В  мае, за  три месяца до  ГКЧП, в  СССР приехал бывший президент США Никсон. Но  отставных президентов не  бывает, это представитель калифорнийского клана, который участвовал в  свержении Альенде в  1973 году в  Чили. Никсон встретился с  ведущими деятелями СССР, в  том числе с  Владимиром Крючковым. В  газетах было опубликовано сообщение об  этом визите, но  о  чем они говорили, естественно, не  сообщали. А  потом случился путч. Видимо, они уже обговаривали, когда должен случиться путч, какие силы, время, что Бориса Ельцина нельзя арестовывать. Помните, как якобы «Альфа» выдвинулась, а  потом задвинулась? Так вот ГКЧП  — это оперетта, которая планировалась в  США. При этом после Никсона в  Союз приехала уже отставная Тэтчер. То  есть шли переговоры, как будет дальше развиваться ситуация. Видимо, пришли к  выводу, что Горбачев  — уже стреляный патрон, уходит в  сторону. Далее переворот, но  власти победят и  на  авансцену выйдет Ельцин. И  Горбачев уступил, не  предпринял никаких шагов.

—  Горбачев так уверенно шел к  власти, наверное, хотел  ее. Но  так легко отказался.

—  Он  отказался от  власти, но  не  отказался от  привилегий, которые эта власть ему принесла. Это как раз бонусы за  правильную службу. Горбачев выбрал судьбу быть участником развала СССР, получить за  это дивиденды. А  то, что люди его за  это ненавидят, ему все равно. Эти люди принадлежат к  элите и  живут по  другим законам. Это компрадорская элита. Якобы сейчас какие-то подвижки происходят  — хотят вырваться из-под одного хозяина и  перейти к  другому. Но  все равно после развала СССР наша элита субъектность не  приобретет никогда, слишком поздно, она  слишком вросла в  западную систему. А  куда ей  еще деваться? В  китайскую систему? Так кто ее  туда пустит? Да, можно переориентировать туда сырьевые потоки, но  корни все равно останутся на  Западе.

—  То  есть с  Западом, несмотря на  все заверения властей, мы  не  порвем?

—  Они порвут не  с  Западом, а  определенными силами  там. Запад неоднороден. Там есть не  только кланы Рокфеллеров и  Ротшильдов, но  и  другие. Если они порвут с  этими, то  все равно будем причастны к  другим. Идет только переориентация. Вот для чего, судя по  всему, была затеяна эта спецоперация. Это борьба за  определенные ресурсные источники, а  не  за  денацификацию. На  Украине взращивался оголтелый национализм, поэтому в  рамках СВО его сейчас  пытаются обуздать  —  денацифицировать. Но  взращивался этот национализм все теми  же кукловодами, которые подпитывали его с  Запада, когда СССР еще существовал. Когда в  сентябре 1955 года Хрущев подписывал амнистию бандеровцам, это продвигалось не  только изнутри (из  СССР), но  и  с  Запада. Поскольку черноземная  Украина всегда была для него лакомым куском. Просто тогда до  нее они еще не  могли дотянуться, поэтому действовали на  перспективу. Знали, что бывшие бандеровцы вернутся в  родные места  и  понесут свою идеологию в  массы, в  молодежь. К  моменту прихода к  власти Горбачева эта молодежь уже подрастет и  сделает свое дело. 

—  Ваш проект в  «Незыгаре» называется «Тайные пружины развала СССР». А  есть  ли такие  же тайные пружины по  развалу России?

—  Конечно, есть. Но  о  них не  пишут. Причем действуют те  же самые силы. Например, НАТО, ЦРУ не  расформированы, институты советологии тоже не  расформированы, но  теперь занимаются изучением России, чтобы ее  подчинить определенным силам, либо просто прекратить этот проект.

«Горбачев останется человеком, при котором произошло разрушение СССР»

—  Какую историческую оценку личности Горбачева можете дать? Для россиян он  останется фигурой скорее разрушительной, или будущие поколения смогут иначе оценить его?

—  Даже если сто лет пройдет, Горбачев останется человеком, при котором произошло разрушение СССР. Он  последний президент Советского Союза. Он  не  смог отстоять страну, за  которую его предки погибли на  фронте. Во  всех учебника Горбачев останется последним президентом СССР, который не  сделал тех вещей, которые могли помочь спасти его страну. Все претензии будут не  к  команде Горбачева, а  к  нему лично как к  руководителю СССР.

—  Вам не  кажется, что оценка той или иной исторической личности зависит от  эпохи, в  которую она дается? Например, сейчас у  кого-то есть ностальгия по  Сталину, а  был период развенчивания культа личности.

—  Возьмите Владимира Ленина. Октябрьская революция  — это его детище. Она мир изменила, как я  считаю, в  лучшую сторону  — в  сторону социальных гарантий. У  Сталина есть аргумент Великой Отечественной войны. Даже Хрущев: человека в  космос запустили. У  этих лидеров есть весомые аргументы, которые на  чаше весов перетянут все их  недостатки.

А  у  Горбачева есть такой большой плюс, который перетянет  все? Говорят, что он  объявил гласность и  дал свободу. Свободу быть нищим, безработным? Свободу быть проституткой? Свободу быть бандитом? Это хорошая свобода или плохая? А  если  бы пришел Романов, он  бы не  дал свободу? Он  бы не  дал свободы проституткам, бандитам, которые начали делить рынок. Рыночные реформы, которые затеял Горбачев, пошли не  по  тому пути. Поэтому начала расти преступность, вся теневая экономика вышла на  поверхность. При Романове тоже была  бы свобода, но  в  определенных рамках.

Поэтому, когда говорят, что Горбачев дал свободу, то  надо уточнять  — какую и  кому. Да, элите он  дал свободу: что хочешь делай, скупай за  бесценок заводы, вывози капиталы. А  ведь народ прекрасно знал, какие свободы там появились: на  улицу нельзя было выйти, потому что всякие «любера» ходили по  центру города с  цепями. Все эти свободы вышли наружу благодаря политике Горбачева. Да, проститутки и  раньше были, как и  геи, но  в  загоне.

—  Давайте поговорим о  роли женщины в  судьбе Горбачева. Вспомним Раису Максимовну. Каково ее  значение и  влияние на  мужа?

—  Я  уже говорил, что Горбачев был слабохарактерным, а  такие люди ищут себе в  партнеры сильных людей. Ему повезло найти сильного человека. Он  плыл по  течению, поэтому такая жена ему была нужна. Она была его советником. Более того, довел до  того, что Раиса Максимовна присутствовала на  заседаниях Политбюро. Это нонсенс! А  кто она такая? По  уставу она не  имела права там быть. Но  никто из  членов Политбюро не  возражал, а  это говорит уже о  деградации системы.

Постепенно после смерти Сталина борьба с  Западом, буржуазной идеологией превратилась в  говорильню, показушные мероприятия. А  элита под этим влиянием засорялась. Надо было ее  чистить, менять и  в  страхе держать.

Елена Колебакина-Усманова

Последние новости

В Министерстве юстиции состоялась стажировка государственных гражданских служащих и муниципальных служащих Татарстана

20-21 июня в Министерстве юстиции Республики Татарстан прошла двухдневная стажировка государственных гражданских служащих и муниципальных служащих по программе «Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов.

Видеоприем сотрудников органов местного самоуправления

Под руководством заместителя министра Мухарряма Ибятова состоялся видеоприем сотрудников органов местного самоуправления на тему «Правовые вопросы реализации административного законодательства должностными лицами органов

В Нижнекамске в здании вокзала могут открыть следующую очередь ИТ-парка

В Нижнекамске сегодня обсудили возможность открытия ИТ-парка – это будет очередная очередь республиканского проекта.

Card image

Тех, кто реже будет пользоваться услугами такси и чаще — общественным транспортом, может стать больше.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *